Глава десятая. Я — модель

Предыдущая12345678910111213Следующая

РЇ видела РЅР° даче, как птицы РЅРѕСЃСЏС‚ добычу: лягушек, ящериц, кузнечиков. Взрослые утверждают, это совершенно РЅРµ больно, потому как душа мелких тварей уже покинула РёС… тельца. Наверное, так РѕРЅРѕ Рё есть. Сейчас РќРёРјР±Р°, как большая птица, несет нас Р·Р° шиворот. РќРѕ РјС‹ еще живы. Только лица Сѓ нас дурацкие: глаза – щелочки, щеки перетекли РєРѕ лбу. РЇ Р±С‹ уже сказала РќРёРјР±Рµ РІСЃРµ, что думаю, РЅРѕ РїРѕРєР° никак. РРѕС‚ РЅРµ открыть, пижама стягивает горло.В РќСѓ РІРѕС‚, наконец-то. Добыча сброшена РІ гигантское гнездо. Что Р¶, именно таким СЏ РІСЃРµ здесь Рё представляла. Два РІРґРѕС…Р° ртом, Рё РІРѕС‚ РјРѕСЏ речь:

– Вы не должны держать здесь детей!

Нимба поднимает бровь. Она у нее слишком длинная, слишком густая, чтобы движению остаться незаметным. Но пока это все, ни слова в ответ. Отчего мне приходится продолжать:

– Отпустите мою сестру домой! Это не ее история!

– Конечно, – Нимба объясняет медленно, тягуче. – Две одинаковые модели мне совершенно не нужны. Вопрос лишь в том, какой характер мне больше подойдет? Для творчества очень важен внутренний мир героя.

– И тогда отпустите?

Мне нужен этот честный ответ. Матильде здесь не место. Вообще, мне страшно за сестру. Вон она – ни слова не сказала после падения. Только сейчас руки отцепила от меня. Я же как-нибудь справлюсь.

Нимба суетится у чана. Что-то насыпает, размешивает, нюхает. Бурчит, как старая ведьма с огромной бородавкой на носу:

– Ну, Пегас, ну устроил детский сад! Подружку на место! Вторая пусть ждет!

Помощники Нимбы бегают, торопятся исполнить приказания. Я здесь, как слон или питон, или вообще что-то неживое. Меня тянут, загоняют на ковер – постамент для моделей великой облачной феи. «Мне показалось, или так и написано на табличке, которую я только что перешагнула». Гляжу по сторонам. Все знакомо: огромный котел, набитый облачной жижей; белые гладкие полотнища, враждующие с движением воздуха. Нимба такая причесанная, будто всю ее затянули в тугую кичку, вместе с сердцем. Хотя, есть ли сердце у этой феи – еще вопрос? Нимба так близко, ее можно потрогать, рассмотреть лицо. Кожа белая тонкая, прозрачная. Почти как чашка, из которой мама любит пить чай и никому ее дает из-за хруп-кос-ти.



РќРµ РјРѕРіСѓ РЅРё улыбаться, РЅРё нахмурить лоб, РЅРё даже поднять Р±СЂРѕРІРё. ВРЇ только чувствую холодные фейские СЂСѓРєРё РЅР° лице. РќРѕ глаза РЅР° СЃРІРѕР±РѕРґРµ. Смотрю РІ СѓРїРѕСЂ Рё РЅРµ моргаю. РћРЅР° РЅРµ выдерживает, отступает. Даже феям это РЅРµ нравится, что Р¶, Р±СѓРґСѓ знать.

ВРћРЅР° РІСЃРµ С…РѕРґРёС‚ РІРѕРєСЂСѓРі меня, изучает внутреннее устройство модели, заглядывает РІ самую РјРѕСЋ глубину, РЅРѕ РЅРµ трогает. РњРЅРµ же кажется, что РќРёРјР±Р° поднимает РјРЅРµ СЂСѓРєСѓ, прощупывает каждую мышцу, каждый сустав, Р° потом это делает СЃ ногами, СЃРїРёРЅРѕР№, животом.

Фух, как же я устала. Это трудно — стоять, не шевелясь, не произнося ни слова, и ощущать недовольство феи при каждом вдохе. Теперь понятно, почему животные не выносят такой процедуры, и в небе появляются облака с несчастными мордами. Моя моська, похоже, тоже не пылает радостью. И облака из меня, боюсь, симпатичного не выйдет.

Наконец, Нимба запускает руки в чан и, не сводя с меня глаз, вымешивает массу. Медленно. Каждое движение слишком медленно. Она начинает с головы. Черепушка выходит так себе, как на пиратском флаге. Нимба решительно добавляет массы на будущий лоб. Плюх. Слишком много и слишком уродливо. Нос тоже не вышел — бугор бугром.

Нимба вздыхает. Глядит на меня тяжело, устало. Смотрит на недолепленое облако и в сердцах бросает его в чан.

– Я леплю лучше, – вырывается у меня. Зачем? Я ведь всего-то и умею, что лепить корзиночки с грибами из пластилина. Но мне не утерпеть. И снова вырывается:– Я вас научу! Это просто. Нужно скатать шарики и соединить…

Нимба вздрагивает, будто проснулась. Чуть слышно она велит сменить модель. Матильда вся разрумянилась. Щеки горят, словно в клубнике. И вся она какая-то странная, не узнаю сестру! Может, это после падения?!

– Здравствуйте! – как громко и как бодро звучит ее голос.

Нимба поворачивается к новенькой, хочет что-то сказать, но не успевает.

– Вы красивая! Очень! У вас правильный нос. Большие глаза. Аккуратная прическа. Так и должно быть у настоящей феи. Знаете, обычно они все растрепанные. Болтливые. С глупинкой. Но вы не такая. Вы мне нравитесь. Вот.

Все глядят на Матильду: и помощники, и Пегас, и я. Брови вверх от изумления.

– Мне рассказывали, что у вас много тяжелой работы. Это недопустимо! Феям нужно больше отдыхать. Петь или нюхать цветы. Вы какие любите?

Ресницы РќРёРјР±С‹ РІСЃРµ время РІ движении, пытаются отогнать наваждение, СЃРѕРЅ, что-то непонятное, неясное. Облачная масса вытекает РёР· СЂСѓРє, изогнутыми каплями падает СЃ РіРѕСЂС‹ Рё повисает над землей нелепыми облаками.

Матильда РЅРµ унимается. Будто готовилась РІСЃРµ СЃРІРѕРё шесть СЃ половиной лет выйти РЅР° сцену, Рё, наконец, это свершилось. РћРЅР° тараторит РїСЂРѕ туфельки, которые следует носить феям. Ремешки должны быть СЃРѕ стразами или паетками. РўРѕРЅРєРёРµ Рё РјСЏРіРєРёРµ, чтобы РЅРµ натирали кожу. РќРёРјР±Р° РІ недоумении, РІРѕ власти РіРёРїРЅРѕР·Р°. РћРЅР° смотрит РІРЅРёР· Рё прячет стопы РїРѕРґ платье – порванные сандалии никак РЅРµ соответствует канонам фейской красоты. Матильда рассказывает Рѕ платьях, шляпках Рё сумочках. Р’СЃРµ это необходимо иметь каждой приличной фее.

– Ах, сумочка! Дай мне, дай мне ее скорее!

Это уже ко мне. Я взяла из дома ее вещь. Хорошо, но прежде хочу вынуть свое. Однако помощники уже выхватили из рук сумочку и вручают сестре.

Матильда выкидывает мои вещи, точнее, бросает прямо в меня. Ее голос – твёрдый уверенный, знающий, – не умолкает, все ее слова обращены к Нимбе:

– Вы очень бледненькая. Уставшая. В вас много белого. Я вам сейчас кое-что дам.

И Матильда вытаскивает – как же долго она рылась в крошечной сумочке!– небольшой синий тюбик. «Вот, держите. Не надо слов! Вам это просто необходимо. Да-да!»

РќРёРјР±Р° берет вещицу, вертит РІ руках. Матильда спешит Рє ней Рё РїСЂРѕСЃРёС‚ поскорее открыть тюбик. Это помада. Яркая, красная. Рђ ведь мама ее искала.В Матильда выставляет РіСѓР±РєРё Рё мазюкает себе СЂРѕС‚, показывая правильные движения. Сестре этот цвет РЅРµ идет. Как клоун или рыба-губан. Рђ РІРѕС‚ РќРёРјР±Рµ – пожалуй. Что-то РІ ней меняется. Тонкая нитка рта становится шире. И даже начинает улыбаться. Очень осторожно, боязливо. И лицо добреет. Да, РќРёРјР±Р° красивая, очень.

Теперь она улыбается широко и громко сообщает о последнем решении:

– Хорошая девочка, пусть останется. Рђ РІРѕС‚ ту зануду уведите.В

«Это Нимба обо мне? Я зануда?! Меня прочь?!»


1552300826683252.html
1552377335303576.html
    PR.RU™