Практическое задание № 7.



1.По своим экономическим взглядам В. Парето (1848—1923)можно отнести к представителям Лозаннской экономической школы. Как и Вальрас, Парето считал политическую экономию своеобразной механикой, раскрывающей процессы экономических взаимодействий на основе теории равновесия. По его мнению, данная наука должна исследовать механизм, устанавливающий равновесие между потребностями людей и ограниченными средствами их удовлетворения. Существенный вклад внес В.Парето в разработку теории потребительского поведения, введя вместо количественного понятия субъективной полезности — порядковые, что означало переход от кардиналисткой к ординалисткой версии теории предельной полезности*1*. Далее, вместо сопоставления порядковой полезности отдельных благ Парето предложил сопоставление их наборов, где равно предпочтительные наборы описывались кривыми безразличия. По мнению Парето, всегда существует такая комбинация ценностей, при которой потребителю безразлично, в какой пропорции он их получит, лишь бы сумма этих ценностей не подвергалась изменениям и приносила максимум удовлетворения. Эти положения В. Парето легли в основу современной теории потребительского поведения.

*1* Воззрения Парето состояли в том, что порядковый показатель, который способен правильно указать на степень индивидуального предпочтения данного варианта потребления в сравнении с альтернативными вариантами, вполне достаточен для экономической теории, причем абсолютная величина показателя не имеет ни малейшего значения. Так было положено начало ординалистской теории полезности, в рамках которой полезность предстает в виде порядкового индекса предпочтений и только. При этом в предельных условиях рыночного равновесия (модель рыночного равновесия Вальраса) никаких изменений не произошло, так как предельные полезности всегда могут быть представлены как соотношения, не зависящие от абсолютного размера предельных величин.

Но наиболее известен Парето своим принципом оптимальности, который получил название “оптимум по Парето”, который лег в основу так называемой новой экономики благосостояния. Оптимум по Парето гласит, что благосостояние общества достигает максимума, а распределение ресурсов становится оптимальным, если любое изменение этого распределения ухудшает благосостояние хотя бы одного субъекта экономической системы. В ситуации, оптимальной по Парето, нельзя улучшить положение любого участника экономического процесса, одновременно не снижая благосостояния как минимум одного из остальных. Такое состояние рынка называетсяПарето-оптимальнымсостоянием. Согласно критерию Парето (критерию роста общественного благосостояния), движение в сторону оптимума возможно лишь при таком распределении ресурсов, которое увеличивает благосостояние по крайней мере одного человека, ни нанося ущерба никому другому.



Исходной посылкой теоремы Парето стали взгляды Бентама и других ранних представителей утилитаризма из числа экономистов о том, что счастье (рассматриваемое как удовольствие или полезность) разных людей сравнимы и аддитивны, то есть могут суммироваться в некое общее счастье всех. И, по Парето, критерием оптимальности является не общая максимизация полезности, а ее максимизация для каждого отдельного индивида в пределах обладания определенным исходным запасом благ.

Исходя из посылки о рациональном поведении индивида, мы предполагаем, что фирма при производстве продукции использует такой набор производственных возможностей, который обеспечит ей максимальное расхождение между валовой выручкой и издержками. Потребитель, в свою очередь, приобретает такой набор товаров, который обеспечит ему максимизацию полезности. Равновесное состояние системы предполагает оптимизацию целевых функций (у потребителя — максимизация полезности, у предпринимателя — максимизация прибыли). Это и есть Парето-оптимальное состояние рынка. Оно означает, что, когда все участники рынка, стремясь каждый к своей выгоде, достигают взаимного равновесия интересов и выгод, суммарное удовлетворение (общая функция полезности) достигает своего максимума. И это почти то, о чем говорил А.Смит в своем знаменитом пассаже о “невидимой руке” (правда, не в терминах полезности, а в терминах богатства). Впоследствии действительно была доказана теорема о том, что общее рыночное равновесие и есть Парето-оптимальное состояние рынка.

Итак, суть взглядов Парето может быть сведена к двум утверждениям:

— любое конкурентное равновесие является оптимальным (прямая теорема),

— оптимум может быть достигнут конкурентным равновесием, что означает, что выбранный исходя из некоторых критериев оптимум наилучшим способом достигается через рыночный механизм (обратная теорема).

Другими словами, состояние оптимума целевых функций и обеспечивает сбалансированность на всех рынках. Оптимизация целевых функций, по Парето, означает выбор наилучшей альтернативы из всех возможных всеми участниками экономического процесса. Однако необходимо отметить, что выбор каждого индивида зависит от цен и начального объема благ, которым он располагает, и варьируя начальное распределение благ мы изменяем и равновесное распределение, и цены*1*. Отсюда следует, что рыночное равновесие — это наилучшее положение в рамках уже сформировавшейся системы распределения и модель Парето предполагает невосприимчивость общества к неравенству. Такой подход станет более понятен, если принять во внимание “закон Парето”, или закон распределения доходов. На основе изучения статистики ряда стран в различные исторические эпохи Парето установил, что распределение доходов выше определенной величины сохраняет значительную устойчивость, и это свидетельствует, по его мнению, о неравномерном распределении природных человеческих способностей, а не о несовершенстве социальных условий. Отсюда вытекало крайне скептическое отношение Парето к вопросам социального переустройства общества.

Однако трудно оспаривать положение, что оптимальное, по Парето, очень часто является социально неприемлемым*2*. Поэтому даже в русле неоклассического направления политической экономии формируются иные теории благосостояния.

*1* Кстати, Парето отдавал себе в этом отчет и признавал, что в действительности имеется множество оптимумов: их столь же много, сколько имеется различных вариантов рыночного равновесия, основанных на разных способах распределения собственности на ресурсы.

*2* В частности, никто не может доказать, что частная собственность всегда и во всем распределяется справедливо. Но достаточно несправедливости однажды утвердиться, как принцип священности и неприкосновенности частной собственности эту несправедливость увековечивает.

А.Пигу(1877—1959),книга которого “Экономическая теория благосостояния” вышла в свет в 1924 г. Целью своего исследования Пигу поставил разработку практического инструментария для обеспечения благосостояния на основе посылок неоклассической теории: теории убывающей предельной полезности, субъективно-психологического подхода в оценке благ и принципа утилитаризма. Можно с полным правом сказать, что Пигу завершил создание неоклассической теории благосостояния.

В центре теории Пигу стоит понятие национального дивиденда, или национального дохода, рассматриваемого как чистый продукт общества, как множество материальных благ и услуг, покупаемых за деньги. И этот показатель Пигу считает не только мерой эффективности производства, но и мерой общественного благосостояния*1*. Как видим, подход Пигу к проблеме благосостояния предполагает взгляд с позиции всего общества, а не индивида. Но, что любопытно, этот подход применяется с использованием таких понятий, как индивидуальная функция удовлетворения, частная выгода от производства и т.д.

*1* Ход рассуждений Пигу в этом вопросе сводится к следующему. Он признает, что благосостояние человека отражает ощущение удовлетворенности жизнью, насыщения его потребностей. И если человек вправе сам решать, кактратить деньги из своего бюджета, то его готовность уплатить определенную сумму за данное благо отражает степень его желания. Именно поэтому Пигу определяет национальный доход как все, покупаемое за деньги. И тогда создание товара или услуги, если за него предлагается больше денег, чем было израсходовано на его создание, оказывается приростом к национальному доходу. В рамках данных рассуждений рост производства безусловно означает рост благосостояния.

В рамках своей концепции Пигу обратил внимание на то, что понятие индивидуального благосостояния шире, чем чисто экономические его аспекты. Помимо максимума полезности от потребления, оно включает и такие составляющие, как характер работы, условия окружающей среды, взаимоотношения с другими людьми, положение в обществе, жилищные условия, общественный порядок и безопасность. В каждом из подобных аспектов человек может чувствовать себя удовлетворенным в большей или меньшей степени. На сегодняшний день эти характеристики объединены в такое понятие как “качество жизни”. Однако определение качества жизни сталкивается со значительными трудностями, связанные с невозможностью измерить полезности*1*. Пигу неоднократно подчеркивает, что размеры национального дивиденда не точно отражают уровень общего благосостояния, так как многие элементы качества жизни, не имеющие денежной оценки, тем не менее являются реальными факторами благосостояния. Поэтому возможны ситуации роста уровня общего благосостояния при неизменном уровне экономического благосостояния*2*. Тем не менее в общем случае, заключает Пигу “...заключения качественного характера о влиянии экономических факторов на экономическое благосостояние справедливо также применительно к общему благосостоянию”.

Но у Пигу на общий уровень благосостояния оказывает влияние не только величина национального дивиденда, но и принципы его распределения. Основываясь на законе убывающей предельной полезности, он выдвигает тезис, что передача части дохода от богатых к бедным увеличивает сумму общего благосостояния*3*.

(*1* Именно эта трудность обусловила отказ от кардиналистской (количественной) теории предельной полезности к ординалистской (порядковой) теории, большой вклад в разработку которой внес В.Парето.

*2* Как например, улучшение качества досуга, а значит, и общего благосостояния при увеличении количества театров за счет уменьшения количества “питейных заведений”.

*3* Этоположение можно проиллюстрировать следующим примером. Допустим, имеются два человека с разным месячным доходом; у первого он составляет 1 млн. рублей, у второго — 100 тыс. рублей. Посредством механизма перераспределения у первого изымается 50 тыс. рублей и передается лицу с доходом в 100 тыс. руб. Легко предположить, что предельная полезность этих 50 тыс. рублей для лица со стотысячным доходом значительно выше, чем для лица с миллионным доходом. Следовательно, подобное перераспределение повышает совокупнуюполезность доходов этих двух лиц, то есть увеличивает общееблагосостояние.)

На базе этих посылок Пигу разработал свою теорию налогообложения и дотаций, где основным принципом налогообложения является принцип наименьшей совокупной жертвы, то есть равенство предельных жертв для всех членов общества, что соответствует системе прогрессивного налогообложения. Следует отметить, что обосновывая прогрессивное налогообложение, то есть выступая за выравнивание посредством налогов размеров располагаемого дохода, Пигу сознательно или бессознательно исходил из гипотезы об одинаковости индивидуальных функций полезности от дохода*1*. Из этой гипотезы следует, что большая налоговая ставка на высокие доходы означает примерно ту же потерю полезности для высокодоходных групп населения, что и меньшая налоговая ставка для низкодоходных групп. Рассуждения Пигу основываются на втором законе Госсена, согласно которому максимум полезности достигается при условии равенства предельных полезностей в расчете на последнюю израсходованную денежную единицу, в рассматриваемом случае — на единицу располагаемого дохода.

*1*Действительно, если функции полезности разных людей одинаковы, то “величайшая сумма общего счастья всех” достигается лишь при равном распределении дохода. Однако многие полагают, и не безосновательно, что функции полезности разных людей существенно различается. И если способность к наслаждению у человека с утонченными вкусами намного выше, чем у “простого” человека, то в этом случае именно неравенстводоходов является необходимым условием для максимизации “суммы общего счастья”.

В аспекте проблем распределения рассматривает Пигу и вопрос о соотношении экономических интересов общества и индивида. На определенную конфликтность частных и общественных интересов обратил внимание еще Г.Сиджвик. Развивая его взгляды, Пигу поставил задачу найти теоретические основы для разрешения подобных конфликтов. Как уже отмечалось, у Пигу размеры валового национального продукта не точно отражает уровень общего благосостояния, поскольку и состояние окружающей среды, и характер работы, и формы досуга и др. являются реальными факторами благосостояния и возможно поэтому изменение уровня общего благосостояния при неизменном уровне экономического благосостояния. Особенно подробно в связи с этим Пигу анализирует ситуации, когда деятельность предприятия и потребителя имеет так называемые “внешние эффекты”, которые денежной меры не имеют, но на благосостояние, тем не менее, реально влияют. Как хрестоматийный пример отрицательных “внешних эффектов” можно привести загрязнение окружающей среды в результате промышленной деятельности предприятий. Пигу отмечает, что в зависимости от знака внешних эффектов общественные затраты и результаты могут быть либо больше, либо меньше частных*1*. Ключевым понятием концепции Пигу как раз и является дивиргенция (разрыв) между частными выгодами и издержками, выступающими как результат экономических решений отдельных лиц, с одной стороны, и общественной выгодой и затратами, выпадающими на долю каждого, — с другой. Объектом самого пристального внимания Пигу явились ситуации, когда общественные издержки производства товара были больше частных издержек его производителя. В результате чего частное предложение, подверженное прибыльным мотивам, оказывалось неадекватным оптимальному с точки зрения всего общества, распределению ресурсов по различным отраслям производства*2*. По мнению Пигу, для каждого произведенного товара необходимо соблюдать условие, чтобы предельная общественная выгода, отражающая сумму, которую все люди желали бы заплатить за все выгоды от использования дополнительной единицы товара была равна предельным общественным издержкам, то есть сумме, которую люди согласились бы платить за альтернативное использование ресурсов. В случаях, когда предельная общественная выгода превышает предельную частную выгоду, правительство должно субсидировать производство данного товара. Когда же предельные общественные издержки превышают предельные частные издержки, правительство должно обложить налогом экономическую деятельность, связанную с дополнительными общественными издержками (например, выброс дыма в результате промышленной деятельности), чтобы частные издержки и цена товара отражали бы потом эти издержки. Как видим, максимизация общественного благосостояния, по Пигу, предполагает не только систему прогрессивного налогообложения доходов, но и измерение так называемых “внешних эффектов” и организацию перераспределения денежных средств через механизм государственного бюджета. Другими словами, в модели Пигу при расчете благосостояния, среди прочего, должны учитываться расхождения между предельным частным продуктом и предельным общественным продуктом и побочные отрицательные последствия экономической деятельности должны облагаться налогом, которое в дальнейшем получило название “налогообложение в духе Пигу”.

2. 1) Эффективность распределения благ между потребителями (эффективность в обмене) для этого необходимо, чтобы для любой пары товаров и любой пары потребителей, которые используют эти товары выполнялось равенство: MRSaxy=MRSbxy, MRSxy - предельная норма замещения (или замены) товара х товаром у. Это условие должно соблюдаться для всех потребителей соответствующего товара – в данном случае для потребителей а и б, она представляет собой полное соотношение, в котором разные товары приравниваются к друг другу.
2) Эффективность в производстве. Она достигается тогда, когда невозможно увеличить выпуск любого данного товара не снизив выпуск любого другого товара. Для этого для любой пары товаров – ресурсов и любой пары предприятий, которые используют эти ресурсы должно соблюдаться условие: MRTSxab=MRTS – предельная норма технической замены ресурсов. В данном случае технической замены ресурса А ресурсом В на предприятиях производящих товар х и товар у выраженное в количестве единиц данного ресурса, которое может быть замещено единицей другого ресурса при сохранении неизменным объёма производства продукции.
3) Эффективность на рынке продуктов (структура выпуска). Она характеризуется нормой продуктивной трансформации, которая показывает от какого количества первого товара следует отказаться для получения каждой дополнительной единицы альтернативного товара следуя кривой производственных возможностей (кривая трансформации). MRPTx=MRSxy. Она выражается отношением предельных издержек производства двух товаров. Движение вниз по кривой производственных возможностей, имеющих отрицательный наклон, сопровождается увеличением производства одного товара и уменьшением другого. При этом меняется структура выпуска продукции. Эффективность на рынке продуктов обеспечивается в том случае, когда соблюдается равенство предельной нормы инфляции и предельной нормы замены.
Следует однако учитывать, что эффективность по Паретто представляет функционирование экономики в условиях свободной конкуренции. Однако экономика не может быть построена только на этих принципах. Кроме того она обычно характеризуется недоиспользованием ресурсов, а отсюда вытекают макроэкономические показатели, которые приводят к безработице. Кроме того на экономические ресурсы, результаты влияют и внешние факторы такие, как загрязнение воды, воздуха. Таким образом реально экономика представляет самые различные нарушения этих требований, но это не означает бесполезность построения макроэкономических моделей. Именно эти модели позволяют найти и оценить объём и структуру конкретных факторов, влияющих на возникшие отклонения.


1550099629982676.html
1550174001440683.html
    PR.RU™